История страны - Июнь 1956 г. Познань

Рассказы туристов

News image

Польша. Киев - Варшава - Гданьск (июнь 2003)

Привет всем! Хочу поделиться своими впечатлениями от поездки в Польшу, може...

News image

Ва-банк, или шестое чувство Варшава-Краков-Познань (9-12 июня 2005 года)

Как это пришло нам в голову Как обычно, собирались мы совсем не туда. В кач...

News image

В Польшу на автомобиле

Путешествие в Турцию сорвалось, а вернее отодвинулось по срокам на целый год. ...

News image

Польские Татры: инструкция по эксплуатации (2002)

Практическая информация - преимущества и недостатки Польских Татр, снаряжение,...

News image

Отчет о поездке в польские Татры - 15-22-февраля 2003г

Часть 1. Киев-Олесько-Львов-Шегини..



Июнь 1956 г. Познань
О стране - История страны

июнь 1956 г. познань


ЛЕВ КРАСНОПЕВЦЕВ: Летом 1956 г. мы с большой группой студентов отправились в Казахстан на уборку урожая пшеницы. Информация о событиях в Познани была только официальная. После XX съезда обстановка в Польше и Венгрии становилась все более накаленной, и в партийном руководстве как-то пытались ее снизить — убирали старых секретарей. В то время я особенно пристально старался следить за всеми перестановками. После познанских событий произошли изменения в руководстве ПОРП. Появился Охаб — такая невыразительная промежуточная фигура центристского толка, его мало кто помнит. Но как-либо овладеть положением в стране коммунистам уже не удалось. Я старался быть в курсе происходящего, иметь возможно более полный объем информации для последующего анализа. До этих событий у нас не было никаких оснований интересоваться чем-то новым в польском опыте: железная система Циранкевича–Берута, опиравшаяся на госбезопасность, держала Польшу очень жестко. Но летом 1956 г. в наших кругах появился огромный интерес к Польше.
Я принадлежал к той части молодой, только что сформировавшейся интеллигенции Москвы, которая стала самостоятельно задумываться над общественно-политическими проблемами в конце 40-х — начале 50-х гг. в связи с острыми идеологическими конфликтами и преследованиями культуры и науки. Наша активность особенно возросла после корейской войны, которая показала нам истинное положение в мире. Но до 1953 г. эти настроения практически не выходили на поверхность, зрели внутри. В 1955–1956 гг. студенческая молодежь Московского университета заметно активизировалась, сам университет стал напоминать тогда бурлящий улей, оппозиционность настроения была очень большой.

БОРИС ПУСТЫНЦЕВ: Мы всецело поддерживали Познань 1956 года. Тем летом польские события явились импульсом, каким-то поворотным моментом для меня и моих друзей. Мы решили тогда, что надо пытаться что-то сделать. В наши двадцать лет это выглядело вполне естественно: казалось, все можно изменить. Правда, быстро пришло понимание того, что мы в этой стране одиноки, как та коза Робинзона Крузо. Массами владел абсолютный шовинизм, 99% населения кричали: «Зиг хайль!», разделяя все имперские устремления власти, даже многие антисталинисты тогда одобряли любые выверты режима... Но остановиться мы, конечно, уже не могли. Польский Октябрь и революция в Венгрии были уже инерцией событий. Логическим завершением был наш арест весной 1957 г. — меньше, чем через год. Выступления в Познани показывали, что все это не на век: в цитадели появились трещины, значит, можно пытаться расширить их, ломать ее дальше.

НИКОЛАЙ ОБУШЕНКОВ: В сентябре 1956 г. я впервые был в Польше. Это была своего рода премия за работу в качестве ответственного секретаря приемной комиссии исторического факультета Московского университета.
Мне рассказывали о том, что происходило в Познани в июне, что происходит в других городах. В то время шли процессы по Познанскому делу. Мое отношение к тем событиям было двойственным. Мне было страшно читать в польских газетах о тех диких эксцессах, которые происходили на улицах Познани. Например о том, как молодые люди, дети репрессированных, интернированных поляков, брали следователей и членов их семей, водили по городу, раздевали до пояса и жгли на их теле газеты, не спеша, постепенно зажаривали людей... Несколько человек погибли. Такие вещи могут вызвать возмущение у любого здравомыслящего, не злобного человека. Мне была непонятна такая первобытная жестокость польской молодежи. И обвиняемые, по советским меркам того времени, получили «детские сроки» — пять, четыре, три года заключения.
Еще я услышал о том, что молодежь разнесла вдребезги вертушку-глушилку, которая мешала слушать западное радио. Конечно, их интересовали не политические передачи, а западная музыка. В этом молодежном бунте было очень мало политики по замыслу и содержанию, но он был политическим по значению — это стало открытым выступлением против общества. Так вот, с одной стороны, меня возмущала жестокость молодых поляков, но, с другой стороны, я понял, что все это свидетельствовало о начале большого кризиса всей социалистической системы.

МАРАТ ЧЕШКОВ: На меня произвело большое впечатление не столько само выступление в Познани, сколько реакция ПОРП на эти события. Правда, это не были непосредственные оценки лета 1956-го. Они были высказаны позднее. Абсолютно поразило то, что отношение Гомулки к выступлениям молодежи было положительным. В то время я был младшим сотрудником Института востоковедения. Помню, на комсомольском собрании мы все это обсуждали. Часть комсомольцев сочувствовала познанскому восстанию. Мы считали, что и у нас снизу пора что-то делать, достаточно уже обещаний было. Политику и позицию Польской объединенной рабочей партии мы считали правильной. Таким было наше отношение к тем событиям, и все это было высказано. Это очень возмутило наших партийцев, они вопили, кричали, неистовствовали. Но все обошлось бурными разговорами.

ЭРНСТ ОРЛОВСКИЙ: Познань я заметил, конечно, и сразу стал смотреть, как это освещают польские газеты. Но я не могу сказать, что уделил этому событию очень много внимания. Получилось так, что намного важнее в тот период для меня было все, что происходило в Югославии, — югославская пресса, их газета «Борба», которая появилась у нас в начале 1956 г. Это настолько поглощало все мое внимание, что я не мог спокойно заниматься ни своей диссертацией, ни чем-то другим. Потому, наверное, летние события в Познани у меня не оставили особенных впечатлений.

 


Читайте:


Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Известные люди:

News image News image
News image News image
News image News image
News image News image
News image News image

Отзывы туристов:

Гданьск – «побратим» Любека и Риги

И, наконец, на поспешном поезде я отправился в Гданьск (нем. Danzig) – 160 км от То...

Поездка в Сопот по следам былой славы Ал

В Гданьске, как и в Кракове, есть свой аквапарк, куда, как говорят, активно ездят отдыхать жи...

Погода

Куда поехать?

Туристические маршруты Закопане

News image

Для любителей горных прогулок главным объектом для посещения является Национальный Парк Татр. Это природный и би...

МАРШРУТ 3 Згожелец – Легница – Вроцлав -

News image

Маршрут ведет от границы с Германией до границы с Украиной по международной автодороге Е 40. До...

Полезное:

News image

Демографическая ситуация в Польше

Наибольший натуральный прирост численности населения был в Польше в 1953-55 годах и составлял ...

News image

Визы

О выдаче визы можно ходатайствовать в том случае, если Вы намерены въехать на территорию Респу...

News image

Вид на жительство

Так и хочется ответить: Элементарно, Ватсон! Однако человеку, впервые задавшемуся целью р...

News image

Избранные места из польских правил дорожного движения

Скорость движения Приводим полностью перевод соответсвующего раздела польских правил доро...

Курорты Польшы

News image

Гданьск

Гданьск - открытый город В течение золотого века город был своеобразной городской республикой...

Культура и традиции

News image

Польская музыка

Классика Польская классическая музыка в значительной степени сформировалась под влиянием традиц...